Гайштут и его друзья
Рудольф Петрович Ушаков

Авторизация:
Зарегистрироваться.

Рудольф Петрович Ушаков

Рудольф Петрович Ушаков

/uploads/31/e9/31e9ccef4cffa2fbf1b22024cfcf96bd/Scan0003-400.jpg

ДИАЛОГ КУЛЬТУР

Юрий Чёрный

УРОКИ МУДРОСТИ РУДОЛЬФА ПЕТРОВИЧА УШАКОВА*

«Чтобы быть хорошим преподавателем, нужно любить то, что преподаешь, и любить тех, кому преподаешь», - сказал однажды великий русский историк Василий Осипович Ключевский. В пол­ной мере эта простая в выражении и одновременно такая сложная в осуществлении истина относится к Рудольфу Петровичу Ушакову, заслуженному учителю Украины, дважды лауреату Соросовской премии, проработавшему учителем математики средней школы № 173 г. Киева с 1969 по 2004 г.

Думаю, что сотни и даже тысячи людей, живущие ныне по всему миру, согласятся со мной в том, что Рудольф Петрович был и остаётся для нас, его учеников, не столько преподавателем матема­тики, сколько Учителем мудрости и гармонии.

Не стану скрывать, большинство из нас шло в восьмой мате­матический класс для того, чтобы поступить в вузы. Учиться у Ру­дольфа Петровича математике означало фактически получить га­рантию поступления в вуз. Правда, мне до сих пор не совсем по­нятно, почему так происходило. Ведь в школе нас не «натаскивали» в смысле количества домашних заданий. Скорее, далее наоборот. Но помню и оригинальное «ноу-хау» Рудольфа Петровича, насколько простое, настолько же и гениальное в своей эффективности. Он собирал варианты вступительных экзаменов в самые различные высшие учебные заведения страны (у него был большой ящик с этими вариантами, который стоял в центре класса у доски), и когда приходило время контрольной работы, то нам раздавались эти ва­рианты, причем даже с учетом пожеланий, кто куда хотел бы по­ступить. Поэтому, решая задачи вступительных экзаменов в вузы ещё в школе, мы просто как бы привыкали к ним, и при поступле­нии в институты особых проблем просто не возникало. Но, придя учиться математике как средству, довольно скоро мы обнаружили, что нам ее преподают как цель. И в этом состоял главный из полученных в школе жизненных уроков.

Учителя бывают разные. Хватает среди них и «премудрых пескарей», и «людей в футляре», «синих чулков» и «идейных» пе­дагогов, в глубине души не верящих в то, чему они учат и разры­вающихся между тем, какие они дома и какие на работе. Что каса­ется Рудольфа Петровича, то он всегда был самим собой. Он не ну­ждался в искусственной «дистанции» между собой и учениками, коллегами, родителями. Поэтому, мне кажется, все Рудольфа Пет­ровича уважали - и его было просто невозможно не уважать. Ему не нужно было «казаться», потому что он просто «был» - был та­ким, каков он есть, со своими достоинствами и недостатками, но ; главное - с делом, которому он служил.

«Люби не себя в математике, а математику в себе», - однаж­ды написал мне Рудольф Петрович на своей книге. Лишь позже, прочитав книгу К.С.Станиславского «Моя жизнь в искусстве» я уз­нал, что на самом деле эти слова принадлежат Константину Сер-' геевичу и сказаны им об искусстве. Но все равно смысл остается неизменным: ты служишь определённому делу и в силу этого ста­новишься человеком, а не дело служит тебе для твоих эгоистиче­ских целей. И, я думаю, в этих словах - весь Рудольф Петрович!

Моя нынешняя специальность - философия. И, заканчивая свою новую книгу, посвященную проблемам социологии культуры, я вдруг начинаю понимать, что очень многое в моем отношении к жизни восходит именно к трем годам учебы у Рудольфа Петровича -в восьмом, девятом и десятом классах. Причем на уровне не рассуж­дений, но самого способа существования. Постоянное пребывание в атмосфере самостоятельности и творчества, живой пример человека «без панциря», преданного своему делу и в то же время простого и доступного - все это, наверное, и не могло пройти бесследно.

Мне кажется, одной из причин эффективности педагогиче­ского метода Рудольфа Петровича явилось то, что он был чрезвычайно внимателен к миру становления, а не ставшего, к миру воз­можного, а не действительного, то есть уже осуществившегося. Он не заставлял ничего делать насильно, но умело поддерживал ростки того, что могло дать свои плоды лишь впоследствии.

Будучи влюблен в математику, он старался передать эту лю­бовь свободно. Даже не передать, а, скорее, приобщить к миру ма­тематической красоты. И в этом смысле отношение Рудольфа Пет­ровича к математике мне кажется больше связанным с античным методом предметного созерцания, чем с современным прагматич­ным подходом использования математического аппарата для реше­ния технических задач.

Особенную любовь Рудольфа Петровича составляли геомет­рические задачи и графические методы решения уравнений и нера­венств. Однажды он, доказывая какую-то теорему, что-то начертил и написал: «Смотри!», как это делали античные геометры.

Не могу не сказать и об удивительном чувстве комического и настоящем комическом даре у Рудольфа Петровича, который отме­чают все, кто когда-либо с ним общался. Думаю, что на самом деле все было гораздо серьезнее. Просто Рудольф Петрович чувствовал текучесть бытия, неспособность человеческого сознания «остано­вить» мгновенье и в своем юморе и иронии это демонстрировал.

С 2004 г. Рудольф Петрович находится на заслуженном отды­хе. Он живет все там же в Киеве в 16-этажном доме на улице гене­рала Жмаченко, пишет в журналы статьи по математике, составляет и решает математические задачи. В декабре произошло несчастье -у Рудольфа Петровича случился инсульт. Но он не был бы самим собой, если бы уже в январе не вернулся к любимому занятию. На мой вопрос, заданный в телефонном разговоре: «Как себя чувствует Рудольф Петрович?», его супруга Маргарита Николаевна ответила, что он сидит и диктует очередную статью, а она записывает.

Я благодарен судьбе, что мне довелось встретиться на жиз­ненном пути с Рудольфом Петровичем Ушаковым, Учителем не только математики, но и жизни, И я желаю ему крепкого здоровья, бодрости духа и новых творческих удач! И надеюсь, что мы обяза­тельно и не раз встретимся во время моих очередных приездов в Киев - город, который я очень люблю!

А ко мне присоединяются еще пятеро учеников Рудольфа Петровича. Это три моих одноклассника - Наталья Богословская, Михаил Спивак и Регина Кацман, а также братья Константин и Ге­оргий Гроховские, закончившие школу годом позже, чем мы.

«В моей жизни математика присутствует постоянно. Ма­тематические законы работают во всех областях. И сейчас, вспо­миная наши школьные годы, я понимаю, что Рудольф Петрович нас учил в первую очередь не математике, а жизни. Он давая кале-дому ученику то, что тот способен был взять, и то, что было жизненно необходимо, никогда никого не заставлял. Для меня Ру­дольф Петрович - не просто учитель, он - отец моей семьи. Он познакомил нас с мужем. И мы всегда об этом помним. Желаю ему здоровья, верю, что он поправится!»

Наталья Богословская (Шарпинская), выпускница 1985 года  (г. Киев).

«Рудольф Петрович для меня - это, прежде всего, учитель... юмора. Из школьной программы математики я, к своему стыду, помню только шутки, шуточки, частушки, которые Рудик (а мы его так ведь называли за глаза) пел во время контрольных. Но, странное дело, математику я сдал успешно на вступительных эк­заменах и во время сессий в институте. В любом случае, отно-  " ситься с улыбкой к серьезным вещам - наверное, это в нас от Ру­дольфа Петровича. Дай Бог ему поправиться и долгих лет!» Михаил Спивак, выпускник 1985 года (г. Киев).

«Рудольф Петрович учил нас математике. Однако не все знают о том, как мы смеялись на контрольных его шуткам (пусть кому-то это и покажется странным). Петь так, как Рудольф Петрович пел на контрольных, я, конечно, так и не научилась. Но с песней, шутками, и вдобавок математикой по жизни идти намно­го легче. И в моей докторской диссертации, и в последующих науч­ных работах в области математической геофизики велика заслуга Рудольфа Петровича. Большое спасибо ему за это!».  Регина Кацман. выпускницa 1985 года (г. Хайфа, Израиль).

«В жизни каждого из нас остаются в памяти на долгие го­ды самые светлые и запоминающиеся дни нашей юности, дни неза­бываемой школьной поры. Для меня школьные годы, особенно по­следние несколько предвыпускных лет, неразрывно связаны с обу­чением в средней школе № 173 г. Киева. Двадцать лет спустя мно­гое вспоминается как новое откровение, а многие моменты из да­лекого детства хочется еще и еще раз пережить и прочувство­вать. Рудольф Петрович Ушаков, наш добрый и отзывчивый учи­тель математики, для меня останется на всю жизнь идеалом по­рядочности, интеллигентности и открытой души. Учителем с большой буквы, который старался научить нас самостоятельно находить ответы на самые разные вопросы, решать порой нераз­решимые задачи. И, наверное, самое главное - ежедневно научить­ся доказывать самим себе, что жизнь ~ это самая универсальная теорема и каждое в ней доказательство является уникальным для каждого из пас. Огромный Вам поклон и благодарность!»

Константин Гроховский, выпускник 1986 года (г. Даллас, США).

«Для меня Рудольф Петрович был первым Учителем, кото­рый относился к своим ученикам как к взрослым, самостоятель­ным людям, несмотря на то, что тогда мы были несовершенно­летними и не имели абсолютно никакого жизненного опыта.

Его необыкновенное чувство юмора всегда вселяло оптимизм и уверенность в том, что все проблемы относительны, ведь глав­ное в жизни - позитивно смотреть на все происходящее, и быть уверенным в том, что жизнь необратимо будет лучше».

Георгий Гроховский, выпускник 1986 года (г. Москва, Россия).

Статья опубликована в:

Дайджесте российской академии наук "Культурология"

№4(39) 2006 год.

  • Культурология.jpg

Последняя информация добавленная автором

Фотоиллюстрации

  • Scan0001.jpg
  • Scan0010.jpg
  • Scan0002.jpg
  • Scan0004.jpg
  • Scan0005.jpg
  • Scan0006.jpg
  • Scan0007.jpg
  • Scan0008.jpg
  • Scan0009.jpg
  • Scan0011.jpg